9/32

Длинная улица с крючками тусклых фонарей, почти под каждым из которых лежит венок в честь смерти. По бокам несколько старых заброшенных деревянных домов, в них уже давно обитает только природа. В конце возвышается громадный силуэт чего-то, похожего на увеличенную модель семейного склепа с близлежащего кладбища, утыканную пиками. Пожалуй, пики вдоль крыши — единственное, что может противостоять в этот вечер серо-кровавым небесам, с которых нитями втыкаются в землю стальные капли дождя.
В одном из окон дома можно различить слабые отблески света. Это гостиная с единственным ныне живым обитателем этого особняка, который, впрочем, в данный момент скорее составляет весьма интересное дополнение к предметам интерьера. Помещение — огромный пустой зал с камином у одной стены и креслом, уходящим спинкой в черноту потолка. В кресле сидит (хотя его и не видно с улицы) тот самый хозяин дома, облака дыма его сигарет расстилаются по всему пространству так называемой гостиной.
О чём он думает? В данный момент — о том, как странно бы почувствовал себя вошедший, подняв глаза вверх. С потолка свисали девять петель. Ровно по количеству того, сколько из своих последних дней уже прожил владелец особняка. Впрочем, в его книге на полке у камина остаётся ещё двадцать три варианта самозатягивающихся узлов. И пистолет на той же полке.
В соседней комнате пол усыпан ярко-алыми розами, а в центре стоит гроб. В нём она всё так же красива, а, возможно, и ещё больше. Этот дом отлично подходит для двоих. Почти как во фразе «и жили они долго и счастливо». Только умирают быстрее, чем «долго».

© Copyright: Исаков Андрей, 2014
Свидетельство о публикации №214050101759

Добавить комментарий